Новости МСЭ

Сообщает вам о том, что происходит в области электросвязи

English  |  Español  |  Français  |  download pdf
                     

Награда МСЭ по случаю Всемирного дня электросвязи и информационного общества 2010 года
Роберт Э. Кан, Chairman, Председатель, Исполнительный директор и Президент Корпорации национальных исследовательских инициатив
Роберт Э. Кан
Фото: CNRI
Роберт Э. Кан
Председатель, Исполнительный директор и Президент Корпорации национальных исследовательских инициатив

Роберт Э. Кан является Председателем, Исполнительным директором и Президентом Корпорации национальных исследовательских инициатив (CNRI), основанной им в 1986 году после 13 лет работы в Управлении перспективных оборонных исследований Соединенных Штатов Америки (DARPA). CNRI представляет собой некоммерческую организацию, занимающуюся исследованиями и разработками, связанными с развитием национальной информационной инфраструктуры США.

После получения диплома бакалавра по специальности "электротехника" в Нью-Йоркском городском колледже в 1960 году, степеней магистра и доктора философии в Принстонском университете соответственно в 1962 и 1964 годах, д-р Кан работал в компании AT&T и в Bell Laboratories, а затем занял должность старшего преподавателя по электротехнике в Массачусетском технологическом институте (МТИ). Затем он взял отпуск в МТИ и присоединился к коллективу фирмы Bolt Beranek and Newman, где отвечал за проектирование системы Arpanet, первой сети с коммутацией пакетов.

В 1972 году д-р Кан перешел на работу в DARPA, где впоследствии занял пост начальника управления методов обработки информации. Во время работы в DARPA он стал инициатором разработки стратегической программы правительства Соединенных Штатов Америки в области вычислительной техники. Д-р Кан выдвинул идею создания сети с открытой архитектурой. Он является одним из изобретателей протокола TCP/IP и отвечал за разработку интернет-программы DARPA.

Позднее д-р Кан разработал концепцию цифровой объектной архитектуры, которая позволила заложить основы функциональной совместимости разнотипных информационных систем. Он также является одним из изобретателей программ "поисковых роботов" — подвижных программных агентов в сетевой среде. Д-р Кан является лауреатом множества наград, в том числе Президентской медали Свободы, полученной им в 2005 году, и Национальной медали за достижения в области техники, полученной им в 1997 году.
 
image
Фото: © Shutterstock

Интервью с д-ром Робертом Каном, одним из изобретателей интернета

Вопрос: 1

Около 40 лет назад вы продемонстрировали миру, каким образом можно соединять между собой различные компьютеры в различных видах компьютерных сетей. Непосредственным результатом этих усилий сегодня является интернет. Какие чувства вы испытываете в связи с таким гигантским успехом?

Роберт Кан: Когда был моложе, я увлекался сплавом на каноэ по порожистым рекам. Вы спускаете каноэ на воду, и оно движется, потому что река несется вперед. Кажется, что вся эволюция интернета была немного похожа на бурный поток, в который мы вошли около 40 лет назад. Она продолжается до сих пор. То, что случилось в мире за это время, выглядит поразительно. В 1973 году начались первые работы по разработке протокола Интернет, а уже к середине семидесятых годов в научном сообществе был создан зародыш интернета. И только в 1983 году протоколы Интернет были официально приняты для использования.

Наверно, самым большим откровением из всех мероприятий, в которых я принимал участие, для меня стала Всемирная встреча на высшем уровне по вопросам информационного общества в Женеве в 2003 году. На ней я впервые стал свидетелем того, как представители всех стран мира собрались вместе и открыто обсуждали, как интернет повлиял на их страны и как они планируют использовать его в дальнейшем.

Вопрос: 2

Некоторые говорят о том, что архитектура, лежащая в основе интернета, может не справиться с постоянно возрастающим потоком данных, генерируемым новыми приложениями, требующих широкой полосы пропускания. Они призывают взяться за разработку "интернета будущего" с чистого листа. Обоснованы ли эти призывы? Или ответ заключается в эволюционном развитии интернета?

Роберт Кан: С моей точки зрения, интернет — это всемирная информационная система, которая позволяет составляющим ее структурам, таким как сети, компьютеры и различные устройства, поддерживать связь между собой посредством передачи информации друг другу. Суть интернета заключается в протоколах и процедурах, позволяющих осуществлять эту связь. Протоколы и процедуры были разработаны таким образом, чтобы не зависеть от организации сетей и компьютерных компонентов, составляющих эту сеть.

Мы должны продолжать развивать интернет. Путь этого развития заключается в интеграции с тем, что уже существует, или в строительстве на его основе. Я не думаю, что нужно разрушать существующее, для того чтобы создать лучшее будущее. При создании первых компьютерных сетей существующая инфраструктура электросвязи не разрушалась. На нашем нынешнем уровне развития интернета мы можем сделать то же самое, максимально используя существующие возможности для того, чтобы создавать новые и лучшие, более мощные, более актуальные приложения будущего и инфраструктуру, которая больше подходит для их поддержки.

Разработка "с чистого листа" на самом деле едва ли осуществима. Может быть, так можно было действовать тогда, когда не с чего было начинать. Но когда у вас есть нечто широкораспространенное, нечто, чем ежедневно пользуется немалая часть населения планеты, вам надо работать с тем, что у вас есть.

Вопрос: 3

Вы разработали концепцию цифровой объ- ектной архитектуры. Что это такое, и каким образом она работает?

Роберт Кан: Концепция интернета, изначально задуманная мною и моими коллегами, предусматривала, что единицы информации — биты — будут передаваться из одного места в другое, по всему миру, и при этом не нужно будет знать подробностей: в какой сети находится та или иная сторона, по какому маршруту передавать данные, и так далее. Это был удобный, надежный и быстрый способ передачи информации (в виде, по сути дела, недифференцированных битов) из одного места в другое.

Несколько лет назад мне пришло в голову, что нам нужно сделать еще шаг вперед и начать рассматривать интернет в качестве средства управления информацией, а не просто передачи недифференцированных битов. Проблема большинства технологий интернета заключается в их зависимости от других имеющихся в интернете технологий. Приведу пример. Когда я начал работать над созданием компьютерных сетей, мы соединяли компьютеры кабелем, и, таким образом, компьютер был подсоединен только к одной-единственной существующей сети. Когда же появилось несколько сетей, то этот кабель мог на самом деле уже вести в другую сеть, и поэтому было бесполезно говорить: "Перешли это по этому кабелю", — вам приходилось отвечать: "Ну и что? Куда оно тогда уйдет?" Так что мы создали понятие IP-адресов, чтобы идентифицировать компьютеры вне зависимости от места их расположения. А затем понадобилось придумать простой способ, для того чтобы люди могли запомнить эти адреса. Это было нечто вроде приложения, которое сейчас хорошо известно как система доменных имен (DNS). Мы приняли решение о внедрении DNS в середине восьмидесятых годов, и она прекрасно служит нам больше двух десятилетий.

После создания Всемирной паутины появилась идея о существенном упрощении процедур, которые мы использовали на протяжении десятилетий. Идея состояла в том, чтобы преобразовать процедурные методы, например необходимость где-то регистрироваться и помнить о том, какие именно клавиши нажимать, в версию, активизируемую щелчком "мыши" и основанную на URL-адресе, в которой фактически те же самые операции за вас выполнят скрытые протоколы. Но вследствие этого возникла привязка к способу реализации этого решения: конкретные имена компьютеров были разрешимы через DNS, а затем — к конкретным файлам на этих компьютерах. Век этих URL-адресов не очень долог, и, возможно, в течение пяти лет подавляющее большинство адресов либо окажется нерабочим, либо будет предоставлять другую информацию. Поэтому наша идея заключалась в том, чтобы буквально идентифицировать всю представленную информацию в виде структуры данных, поддающейся постоянной идентификации. Мы назвали эти структуры данных цифровыми объектами и присвоили каждому объекту отдельный идентификатор, так что теперь каждый цифровой объект имеет уникальную идентификацию.

Вопрос: 4

Нам на самом деле уже начинает не хватать IP-адресов, основанных на применяемой в настоящее время 4-й версии протокола Интернет? Что вы думаете о переходе на IPv6?

Роберт Кан: IPv4 — это 32-битный протокол адресации. Мы создали этот 32-битный протокол в 1973 году. В то время мы думали, что 8 битов будет более чем достаточно для распознавания каждой сети, а оставшихся 24 битов хватит для того, чтобы определить каждый компьютер в этой сети. Однако в действительности, с бурным развитием локальных вычислительных сетей, в особенности сетей Ethernet, стало ясно, что этого недостаточно. Вот что создает давление на адреса IPv4. Теперь, в зависимости от того, как управлять распределением адресов IPv4, их может хватить, а может и не хватить. Учитывая, каким образом сегодня осуществляется это управление, учитывая отсутствие подходящих альтернатив использованию ограниченного числа адресов IPv4, становится ясно, что вскоре запас этих адресов будет исчерпан.

Это и стало мотивацией для создания 6-й версии протокола Интернет (IPv6), в которой используются 128-битные адреса. Утверждают, что этого хватит, чтобы идентифицировать каждый атом во Вселенной. Переход к IPv6 был далеко не прямым и простым. А принятие его во всех странах до сих пор выглядит проблемой во многих отношениях. Но давайте предположим, что переход к IPv6 все-таки произойдет, поскольку он почти неизбежен.

На самом деле вопрос заключается вот в чем: станем ли мы беспечно использовать IPv6 для идентификации абсолютно всего в интернете, или же мы выработаем другую, более благоразумную и долгосрочную стратегию действий? Например, я управляю системой, содержащей ряд цифровых объектов, о которых говорил выше, и предположим, что в одной из таких систем содержится триллион цифровых объектов; одно из решений состоит в том, чтобы присвоить каждому из этих объектов адрес IPv6. Но, по-моему, использовать эти адреса таким образом безрассудно, потому что IPv6 используется, в частности, и для маршрутизации. Тогда система значительно усложняется по сравнению с тем, если просто сказать, что тот определенный объект, который я ищу, тот цифровой объект находится в системе с определенным адресом IPv6, и как только вы попадете в эту систему, дайте мне уникальный идентификатор этого объекта, не обязательно имеющий отношение к IPv6. И теперь, если этот объект перемещается, вы просто говорите: объект находится вот в этом месте, или в нескольких местах, так что покажите мне объект с тем же идентификатором

Вопрос: 5

Принесет ли нам IPv6 "интернет вещей", когда, например, холодильники смогут обмениваться информацией с полками супермаркетов, или когда вы сможете включать и выключать свою микроволновую печь, находясь при этом в офисе на расстоянии нескольких километров?

Роберт Кан: Не думаю, что мы сможем найти в истории сколько-нибудь определенные указания на то, что нас может ожидать в этом случае. Обычно первоначальные мнения о будущем той или иной технологии оказываются ошибочными. Например, если взять историю развития телефонной связи, то есть немало рассказов о том, что Александр Грэм Белл, которого считают первооткрывателем или изобретателем телефонной связи в Соединенных Штатах, полагал, что телефон станет отличным средством для того, чтобы слушать концерты, не выходя из дома. Ну и что ж, знаете ли вы кого-нибудь, кто слушает сегодня концерты по телефону? История изобилует примерами того, что первоначальные взгляды людей на возможное дальнейшее развитие событий оказывались ошибочными, а со временем появлялись гораздо более полезные для общества пути использования той или иной технологии.

Что же касается IPv6, то в конце концов говорим ли мы об "интернете вещей" или об управлении определением идентичности физических лиц, все равно мы в итоге говорим об информации об этих объектах или лицах. Все эти вопросы касаются одного и того же комплекса задач: Как получить эту информацию? Что с ней делать? Точна ли она? Можно ли ей доверять?

 
image
Фото: © Alex Segre/Alamy

Вопрос: 6

Расскажите нам подробнее о поисковых роботах и системе обработки данных, которые вы создали.

Роберт Кан: Одним из тех, с кем я работал долгое время в области создания сетей, был Винт Серф, который тоже получил большую известность благодаря нашей с ним работе, связанной с интернетом. Винт много лет работал вместе со мной в DARPA, затем ненадолго оставил его ради MCI, а затем он снова присоединился ко мне, став вторым человеком в CNRI, когда я создал Корпорацию; после этого он еще около восьми лет работал в CNRI.

В то время мы очень интересовались идеей поиска и управления информацией в интернете при помощи пересылки подвижных программ, которые могли выполняться в разных местах — вы могли поручить им выполнение различных заданий. Но существовала одна крупная проблема: организации могли быть против того, чтоб на их компьютерах просто появлялась и выполнялась подвижная программа, которую написал кто-то посторонний. Полагаю, это выглядело как откровенное приглашение "в гости" вирусов или чего-то похуже.

Мы размышляли над использованием "станций обслуживания поисковых роботов", которые, помимо всего прочего, могли бы осуществлять вывод подвижных программ в интернет, а также прием и выполнение подвижных программ, созданных в других местах. Таким образом, различные программы могли бы проявляться и взаимодействовать друг с другом, а кроме того, такие программы могли бы каким-нибудь образом совместно найти ответ на какой-либо вопрос или решить какуюлибо задачу. Но и сегодня это пока еще не происходит в более широких масштабах.

В начале 1990-х годов, вместо того чтобы продолжать развивать идею поисковых роботов, я решил сосредоточиться на том, чтобы убрать подвижный элемент из общей картины. Это привело к созданию цифровой объектной архитектуры. Предполагалось, что эти цифровые объекты будут храниться в доступных местах в интернете, в так называемых репозиториях, и вы могли бы получить доступ к информации в этих репозиториях только в том случае, если вы знаете идентификатор объекта. Так что вы могли бы не беспокоиться о том, на какой технической основе они реализованы — ни сейчас, ни в будущем, поскольку предполагалось, что при надлежащей реализации эту архитектуру могли бы поддерживать все объекты.

Нужно было найти способ привязать идентификаторы к местам размещения и другой полезной информации, например возможности подтверждать информацию, в том числе информацию об идентичности. Эта возможность реализуется путем предоставления открытого ключа пользователю, который затем может подтвердить информацию, используя секретный ключ, или засвидетельствовать подлинность этой информации, или получить доступ к условиям объекта. Итак, в основе общего представления о цифровой объектной архитектуре лежали статичные взгляды на эти подвижные программы. Несмотря на то, что, по ожиданиям, эта архитектура могла быть использована в подвижной среде, первоначально этот вопрос не стоял в центре внимания нашей работы.

В этом случае становится важной неприкосновенность частной жизни. Сегодня в интернете существуют поисковые машины, позволяющие вам обнаружить объекты, находящиеся в открытом доступе, например во Всемирной паутине. Но это вряд ли поможет вам обнаружить ваши медицинские или финансовые документы. Вопрос неприкосновенности частной жизни — это только малая часть большой проблемы, которую, по моему мнению, призвана решить цифровая объектная архитектура: как сделать так, чтобы различные виды информационных систем, которым по каким-либо причинам необходимо взаимодействовать друг с другом, смогли бы взаимодействовать таким образом, чтобы кому-то не приходилось предварительно разрабатывать алгоритмы их взаимодействия в любой мыслимой ситуации?

Вопрос: 7

Ваши заключительные соображения?

Роберт Кан: В мире появляется все больше соединений. Грядущие десятилетия будут такими же захватывающими, как и прошедшие, причем, вероятно, в таких аспектах, которые мы практически не можем ни предсказать, ни вообразить. В конечном счете питать этот процесс и быть его движущей силой будет творческий дух человека, и все, что мы можем сделать, чтобы стимулировать, развить и расширить этот процесс, вероятно, поможет нам отыскать в будущем новые и лучшие способы удовлетворения потребностей нашего общества.

 

  Предыдущее Версия для печати Подняться в верхнюю часть Электронная почта другу Следующее Новости МСЭ, защищенные авторским правом 2014
Правовая оговорка - Политика конфиденциальности